«Революционные» взгляды Европы на сланцевый газ: Почему Россия недоумевает

В прошлом году Польша объявила о своем намерении не только избавиться от энергетической зависимости от России, но и стать одним из европейских экспортеров энергоресурсов, развернув добычу сланцевого газа с 2014 года.

   После публикации Польшей результатов геологических изысканий, предполагающих наличие гигантских месторождений газа, запертых в сланцевой породе, в Европе надеются повторить «сланцевую революцию» по примеру США. Кроме того, возможно, что подобные месторождения охватывают всю европейскую территорию

Однако российские газовые компании довольно равнодушно относятся к подобным прогнозам, грозящим нарушить «статус-кво» наиболее прибыльного для России рынка. Московские аналитики также настроены скептически.

   «Откровенно говоря, не разделяю этого оптимизма, – признается Татьяна Митрова, возглавляющая отдел мировых энергетических рынков в Центре энергетических исследований «Сколково». – Как правило, он порождается политиками и другими чиновниками, не работавшими в газодобывающей отрасли. По нашим оценкам, нетрадиционные газовые ресурсы в Европе не являются фактором, меняющим правила игры – скорее всего, направление будет развиваться, но вряд ли стоит ожидать повторения бума добычи сланцевого газа в США».

   Действительно, изыскания подтвердили наличие значительных запасов газа. Согласно заявлению Министерства энергетики США, на территории Польши может находиться около 5,3 трлн м3 нетрадиционного газа – этого объема достаточно, чтобы удовлетворить спрос на внутреннем рынке более чем на 300 лет и нанести серьезный удар по российским поставщикам, удовлетворяющим примерно две трети этого спроса. Предполагается, что Польше, также как Украине, Норвегии и другим странам, располагающим достаточными ресурсами, удастся повторить опыт США, где, согласно национальному Управлению по информации в области энергетики, в течение 10 лет (практически мгновенно, учитывая медленное развитие энергетической отрасли) добыча сланцевого газа возрасла почти до 5 трлн фут.3.

   Однако, по мнению аналитиков, на пути к «освобождению» европейского сланцевого газа есть много «камней преткновения». Среди высказываемых опасений немаловажным является страх перед загрязнением окружающей среды и геологической нестабильностью – потенциальными «результатами» добычи сланцевого газа. Месторождения природного газа, залегающие в сланцевой породе, добываются путем горизонтального бурения, при котором песок и буровой раствор подаются вниз для поддержания трещин в открытом состоянии. Последний процесс – гидравлический разрыв или «гидроразрыв» – породил новые опасения о загрязнении грунтовых вод, возможности оседания почвы и даже землетрясениях. Недавно показанный документальный фильм продемонстрировал не только побочный эффект гидроразрыва в виде сейсмоволн на территории США, но и возгорание текущей из крана воды при поджоге.

   Франция, Швейцария и Болгария полностью запретили гидроразрыв в связи с экологическими рисками. На севере Великобритании были обнаружены небольшие месторождения, однако добычу газа приостановили ввиду  требований запрета ГРП, на данный момент эффективность такого способа добычи обсуждается и в Германии. Кроме того, учитывая, что интерес к добыче нетрадиционного газа в Европе только зарождается, список запретов может расшириться из-за жестких природоохранных законов, высокой плотности населения, наличия многочисленных  заповедных зон и активного сопротивления местных органов управления, опасающихся негативного влияния на туриндустрию. По крайней мере, так считают в Москве: в частности «Газпром», открыто высказывавшийся о несостоятельности планов по добыче сланцевого газа в Европе, утверждает, что весь процесс сопровождается «значительными рисками для окружающей среды».

   В странах Восточной Европы, зависимых от угля, защитники окружающей среды пользуются меньшим влиянием. Опрос общественного мнения в Польше показал, что лишь 4% населения выступают против добычи сланцевого газа. Лоббирование проекта по добыче сланцевого газа в Польше получила поддержку после публикации Польским геологическим институтом результатов исследований, проведенных на скважине близ Лебена на севере страны. Ученые пришли к выводу, что бурение не причинило вреда окружающей среде, а токсические отходы, полученные при проведении работ, можно многократно использовать.

   Как бы ни хотелось Польше порвать с зависимостью от российского газа, реализация проектов по добыче сланцевого газа потребует не только политической воли, считает Валерий Нестеров, старший аналитик по нефтегазовой отрасли компании «Тройка Диалог». Из-за разной структуры европейских сланцевых пород добыча газа стоимость газа может возрасти, что, соответственно,  повлияет на его конкурентоспособность относительно трубопроводного газа и импортируемого СПГ. По сравнению с США, залежи сланцев в Польше расположены на большей глубине, имеют более низкое содержание SiO2, более высокое содержание суглинка, а также более низкие коэффициенты общего содержания органического углерода и термической зрелости с возможным наличием азота. Все эти факторы в совокупности повышают стоимость обработки и переработки газа.

   По утверждению Татьяны Митровой,  если в США средняя рентабельная цена на сланцевый газ составляет $4-7 за МБТЕ, в Польше она может достичь $10-15 за МБТЕ –  что выше цены, указанной в дорогостоящих долгосрочных контрактах на поставку нефти. Об этом говорилось в феврале нынешнего года, когда ExxonMobil, самая большая по рыночной стоимости компания в мире, прекратила разведочное бурение двух скважин, мотивируя свои действия недостаточностью объемов газа для поддержания рентабельности добычи.

   Предварительные результаты бурения компаниями 3Legs Resources Plc. и BNK Petroleum Inc. также оказались неутешительны.  «Только бурение скважин сможет показать, насколько геологические условия действительно пригодны для коммерческой добычи сланцевого газа. До настоящего времени на территории Европы бурение велось в очень ограниченном объеме, и результаты разочаровывали», – сказала Митрова. На основании лабораторных исследований можно делать оптимистичные прогнозы о месторождениях сланцевого газа. Немаловажен и тот факт, что 1 марта Мирослав Рутковски, пресс-секретарь Польского геологического института заявил, что Польша ожидает снижения прошлогодних оценок и к концу этого месяца опубликует пересмотренные результаты.

   Кроме того, Европа не имеет достаточно экспертов в сфере добычи сланцевого газа, а США крепко держит монополию на технологии и «ноу-хау» добычи. «Газпром» также скептически настроен в отношении наличия в Европе инфраструктуры, способной поддержать «сланцевый бум», который пережили США. Митрова отметила, что во всей Европе есть только 67 наземных буровых установок, по сравнению с тысячами в США. Кроме того, подготовка ограничений будет усложнена в связи с высокой плотностью населения. Дополнительные факторы, такие как относительно плохая деловая конъюнктура в Украине, могут нанести ущерб возможности привлечь иностранные инвестиции и экспертную помощь – потенциально разрушая надежды страны на завоевание того, что Вадим Чупрун, заместитель руководителя государственное энергетической компании «Нафтогаз», оценивает как четвертые по величине резервы газа в Европе с потенциалом в 2 трлн м3, как сообщает «Рейтер».

   Подводя черту можно сказать, что эти факторы и являются основными препятствиями, которые затрудняют драматическую реконфигурацию газового рынка Европы. Нестеров подчеркнул:
«Как бы сильно они этого не хотели, добывая сланцевый газ или используя сжиженный природный, к сожалению, европейцы не имеют перспектив снижения их  зависимости от российского газа и «Газпрома» на период ближайших пятнадцати-двадцати лет».

   Влияние на окружающую среду применения технологии гидроразрыва пласта на скважине LE-2H Лебен 
(из отчета Геологического Института Польши)

   По данным исследования было установлено, что такие составляющие элементы окружающей среды, как почва, воздух и вода, не подвергаются вредному воздействию при добыче сланцевого газа, если работы проводятся с соблюдением установленных нормативных требований.

   Для проверки поступающих данных об угрозе для природной среды специалисты института решили провести тщательный анализ параметров окружающей среды и подземных вод в зоне бурения первой разведочной скважины в Польше, на которой компания Lane Energy в середине прошлого года выполнила полномасштабный гидравлический разрыв пласта. Данные исследования проводились по инициативе Министерства охраны окружающей среды в период с 13 июня по 13 октября 2011 года.

   Группа ученых изучала состояние окружающей среды и подземных вод до начала, во время проведения и после завершения гидравлического разрыва. 
Скважина Лебен LE-2H, расположена вблизи населенного пункта Лебен (Померанское воеводство) и имеет глубину 4 075 м, включая горизонтальный участок протяженностью 1 000 м. Скважина находится в типичном сельскохозяйственном районе, являющимся водосбором ручья Кисевська Струга (Kisewska Struga). Основной хозяйственно значимый водоносный пласт залегает на глубине от 10 до 20 м от поверхности, однако местные жители также используют воду из более мелких источников.

   Гидравлический разрыв пласта производился по технологии компании Schumberger на горизонтальном участке скважины в период с 19 по 28 августа 2011 года. После перфорирования стальной обсадной трубы на горизонтальном участке в 13 местах в скважину было закачано приблизительно 17 322 м3 воды из специального резервуара, расположенного на буровой площадке. Перед закачкой в воду было добавлено 1271 т кварцевого песка и 462 м3 химических веществ. Кварцевый песок необходим для предотвращения закрытия трещин, образовавшихся в результате действия водного раствора флюида, поданного в скважину под высоким давлением. Химические добавки предназначены для повышения степени проникновения флюида, предотвращения развития бактериальной микрофлоры и защиты обсадной трубы от коррозии.

   Комплексные исследования включали в себя проведение анализов воздуха, грунтовых газопроявлений, поверхностных и хозяйственно значимых подземных вод, почвы, а также измерения уровней шума и сейсмических колебаний земной поверхности. Особое внимание было уделено выбросам метана – основной составляющей природного газа, а также радиоактивного газа радона. Наличие метана в атмосферном воздухе указывает на недостаточную плотность цементной пробки в основании обсадной трубы скважины или на миграцию метана из сланцевых пород после гидравлического разрыва. Газ радон довольно часто присутствует в скальных породах и в подземных водах, и, по мнению некоторых ученых, также может освобождаться из чередующихся газоносных сланцевых пластов.

   В результате проведения первых в истории Польши исследований такого масштаба не было выявлено никаких изменений в состоянии природной среды, которые могли быть вызваны проведением гидравлического разрыва пластов. Присутствие метана или радона не было установлено. Сейсмические станции Института Геофизики (20 станций) не зафиксировали подземных толчков в период проведения гидравлического разрыва. Кроме этого, при анализе проб воды, взятых из ручья Кисевська Струга и 20 водозаборных скважин, не было обнаружено изменений химического состава по сравнению с детальными исследованиями, проведенными до начала гидравлического разрыва.

   Было также проведено изучение сточных и возвратных флюидов. Как и было предусмотрено расчетами, часть закачанной технологической жидкости (2781 м3) поступила обратно на поверхность. В результате контакта с сильноминерализованной водой и сланцевыми породами в зоне гидравлического разрыва технологическая жидкость обогатилась хлористыми соединениями и бариевыми солями. При анализе была установлена повышенная токсичность указанных флюидов по отношению к некоторым группам природной среды – ракообразным и растениям. Большая часть возвратных флюидов была очищена на специальной станции непосредственно на буровой и поступила на хранение для использования при проведении гидравлических разрывов на других скважинах. Оставшаяся часть передана на утилизацию в качестве промышленных отходов с применением специальных технологий.

   Все производственные операции на буровой проводились таким образом, чтобы снизить опасность вредного воздействия на подземные воды, включая рециркуляцию возвратных флюидов, хранение отходов в герметичных контейнерах и защиту поверхности почвы с помощью бетонных плит и ограждений из пленки.

   Кроме этого следует добавить, что использование большого количества воды для закачки при гидравлическом разрыве не привело к истощению источников подземных вод в зоне расположения скважины Лебен. Это стало возможным вследствие того, что вода собиралась в течение нескольких месяцев в герметичном накопителе в объеме, предусмотренном лицензией на использование водных ресурсов.

 

Вернуться к списку новостей